Бамут 1996 год

2

ЛЕТОМ, ЗИМОЙ и снова летом, когда встречался с Сашей в Чечне, неизменно заставал его с винтовочкой-снайперкой. Гляньте на фото­графию - это он чехол для своего ружьеца шьет из камуфлированных лоскутов, сидя летом прошлого года в парашютно-прохладной беседочке на Куликовом поле. А в декабре тол­ковали с ним об одной удачной опе­рации "росичей., сидя в тесном ва­гончике в Ханкале. Майор Микитанов вспоминал подробности горного похода, скоротечного выигранного боя, а ловкие руки его автоматиче­ски привычно чистили-ласкали во­роненые детальки.

20 ИЮЛЯ встретились мимолетно и разъехались. Майор Микитанов вернулся с задания, пропыленный, в брезентухе - "горке", в косынке, неизменная винтовочка в руках. Мы с фотокором Олегом Смирновым от­правлялись в Бамут, не зная, что через трое суток примем там ночной бой, в котором Саша Микитанов бу­дет в засаде в каких-то сотнях мет­ров от нас. В начале того ночного боя в грохоте гранатных разрывов, в оглушающем треске автоматных и пулеметных очередей прозвучал и его последний выстрел...

Вроде бы истина: жизнь прекрас­на и удивительна. На войне осозна­ешь и другое: страшная штука — эта жизнь. Помню, Саша Микитанов рассказывал мне о погибшем своем друге - Сергее Петрушко, ставшем посмертно Героем России. Почти одновременно пришли они во внут­ренние войска, служили в одном по­лку дивизии оперативного назначе­ния, даже квартиры получили в од­ном подъезде. Были фанатами каж­дый на своей кафедре: Петрушко — в разведке, Микитанов - в снайпер­ском деле. Александр, окончивший институт физкультуры, был масте­ром спорта по биатлону - метко стреляющий «лось» — то, что нужно в спецназе. Физподготовкой и стрельбой не ограничивался. "Кре­повый берет, на боевой операции в горах Бамута или Грозном - не спортсмен на биатлонном стадионе в Холменколлене или Раубичах. Прапорщик Владимир Гриценко рас­сказал, что для Микитанова идеалом бойца были не Шварценеггер, не Сталлоне и их герои. Авторитетом для майора был Алексей Алексеевич Кадочников - "русский ниндзя.. К нему начфиз "росичей. ездил дваж­ды. Говорили о многом: о способах выживания в экстремальных ситуа­циях, о рукопашной "один против четверых., о стрельбе на шорох...

1

Майор Микитанов был и команди­ром группы, и начфизом отряда. В командировках обычно выполнял обязанности начальника штаба, как было и в этот раз, когда штатный HLU командовал отрядом. На "боевые, выезжали все - офицеров мало, а задачи отряду ставили сложные, продолжая считать его палочкой-вы­ручалочкой. В самых крутых, почти безнадежных ситуациях. "Если спецназ не сделает - никто не сде­лает..

Часть внутренних войск, крепко ставшая в Бамуте, была для "духов, костью в горле, пробкой в горлови­не, ведущей из воюющей Чечни в спасительную Ингушетию, где под надежным покровом тамошнего суверенитета можно передохнуть, до­вооружиться, зализать раны.

В ночь на 24 июля бандиты не­большими группами попытались вклиниваться в стыках между под­разделениями в наши порядки. Ночь - хоть глаз выколи. "Духи., бамут- ские и пришлые, прекрасно знают местность. В двухметровом бурьяне огородов, по развалинам домов про­брались на сельское кладбище, уст­роили снайперские лежанки среди надгробных камней, не боясь гнева своего Аллаха, не боясь пули рос­сийских солдат. Но кое-кого из не­примиримых пули там все же настиг­ли.

Микитанов с напарником-снай­пером облюбовал себе крышу по­луразбитого дома. Крыши, точнее сказать, не было, ее давно сдуло в бамутской свистопляске.

Микитанов бойцом залегли под черным небом за невысоким бортиком. Уст­раивался он, как всегда, уютно,что­бы ничто не мешало боевой работе. "Броник. установил щитом перед собой.

Что говорил перед боем? Солдаты вспомнили, что усмехнулся, узнав про "духовский. радиоперехват. Бандиты запустили уже в эфир: "Ба- мут взят!* - "Ну уж хрен вам!. - сказали враз несколько голосов.

В том бою он успел сделать один выстрел. Надо заметить, что Саша редко промахивался: не то, чтобы патроны берег или себя боялся об­наружить - просто работал он про­фессионально, красиво и экономно. Видать, появился в прицеле снайперки живой еще труп на бамутском кладбище.

Но на войне стреляют не только с фронта. В ту ночь по нашим позици­ям били практически вкруговую. Бой в Бамуте стал последним для нашего братишки, майора Александра Микитанова...

3

Пуля прошила его от поясницы до плеча. В несколько минут с кровью, с хрипом ушли остатки жизни. Даже бесстрашная Ольга, санинструктор спецназа, бывшая в боевых поряд­ках и подоспевшая тут же, ничего не могла уже поделать. Был бы на нем бронежилет... Не помог бы, рас­суждали уже после случившегося его товарищи, — пуля крупнокалибер­ная, да и вошла коварно, сбоку...


Утром "духи", еще отплевывались из приглушенных насадками авто­матов, уходили в пойму Фортанги в сторону спасительной Ингушетии. Прапорщик Сергей Цюнак, после ра­нения старшего лейтенанта Игоря Михалева оставшийся командовать батальоном(!), сообщил горькую весть - погиб Микитанов.

Саша, Саша... Порыв ветра при­нес не выветрившийся еще запах пороховой гари. От него запершило в горле и защипало в глазах...

В офицерской палатке на нарах мы увидели аккуратно застеленную синим одеялом постель. На подушке — краповый берет. Сашин. На доща­том полу - вычищенные до блеска его ботинки. Сумка с личными веща­ми, которые завтра отвезут вдове. Среди личных вещей есть и казен­ные: наставления по стрельбе, вся­кие щеточки, ершики, выколоточки, масленочки для его винтовочки. У входа в палатку осталась банка с керосином - вчера вечером Саша готовил оружие к бою.

Поминали погибшего офицера здесь же, в палатке. Нарезали вкус­нейшее, с чесночком, сало - Саши­на жена передала ему с оказией только вчера. Сослуживцы привезли гостинец из дома, когда майор Ми­китанов уже ушел в свой последний бой...

Его трижды представляли к госу­дарственным наградам. При жизни не получил ни одной. Теперь пред­ставили к Золотой Звезде. Выходит, надо погибнуть, чтобы стать Геро­ем...

 

Полковник Борис КАРПОВ.

Фото Олега СМИРНОВА

(Создано на основе статьи газеты "Ситуация" №31 от 1996 года)